Что посмотреть
Романтика
Друзья сайта
Вы можете бросить курить в любое время! Сайт всегда поможет в этом деле!

Вы заслуживаете лучшего в своем доме! Рекомендуем и подарить себе комфорт и уют в любое время года!

Соломоновы острова. Незабываемое путешествие

solomonislandsИменем Альваро Менданьи де Неиры в Хониаре названа главная улица, потому что именно жадный испанец стал первым европейцем, кто в 1568 году достиг Соломоновых островов. Полагая, что нашел копи царя Соломона, он дал островам это название — Соломоновы, а потом отправился в обратное плавание. Позднее, в 1595-м, Менданья вернулся и обосновался на острове Сан-Кристобаль, где вскоре заболел малярией и умер. Такие дела.

Вместе с моей на белой линованной доске уже 24 записи, и на всех языках малярия — это малярия. Только на тоабаите, который понимают несколько тысяч человек с северной части острова Малаита, малярия — это короткое и жестокое «куи».

В столице Мапаиты, Ауки, я провел весь позавчерашний день. «Тебе повезет, если ты найдешь, чем заняться в Ауки в воскресенье», — сказал мне кто-то, когда паром причалил к разбитому бетонному пирсу. Я бродил по воскресному городу и искал хоть какой-нибудь транспорт до Талакали, но в святой день на улицах не было ни людей, ни машин. «Талакали?» — спрашивал я, но все, кто попадался мне навстречу, говорили, что это невозможно. «Завтра, — сказала грустная женщина, одетая для воскресной службы, — Завтра». Потом я постучал в дверь мотеля «Ауки». Это был мой единственный шанс переждать воскресенье, а я был его единственным постояльцем. По пустым коридорам бегали соседские дети. На мансарде, на застиранной скатерти, лежала раскрытая Библия, и ветер шевелил ее зачитанные страницы. Евангелие от Марка, вторая глава.

Внизу, припаркованные еще субботним вечером, стояли потрепанные машины.

С кружкой растворимого кофе я сидел и разглядывал их пыльные крыши, когда ко мне подошел Колин. В мотеле «Ауки» он был хозяином, сторожем, рабочим и даже поваром. «Люди уважают воскресенье, — сказал он, глядя на пустую улицу. — Но жизнь вернется завтра. Талакали — большая деревня, утром будет много транспорта. Вы ведь едете к Сэре, да?»

Когда утром следующего дня я выхожу из автобуса в Талакали, этот вопрос мне задают все, а потом вокруг начинает собираться толпа озадаченных мужчин. «Я еду к Сэре», — говорю я, но мужчины удивленно разводят руками. Несколько женщин молча наблюдают за происходящим с порога маленькой бетонной церкви. «Разве вы не договорились, что Сэра встретит вас?» — спрашивает высокий парень. Взад-вперед, под начинающимся дождем, он ходит по грязи и пытается дозвониться до Сэры, но Сэра не берет трубку. «Добраться до нее можно только по воде, — говорит парень.— Поэтому она всегда отправляет за гостями каноэ». Но я недоговаривался с Сэрой о каноэ.

Отсюда — и на тридцать километров вперед — тянется лагуна Ланга-Ланга: десятки бухт и десятки искусственных островов, построенных на входе в каждую бухту. Когда-то давно, приплывая по ночам на длинных лодках, охотники за головами нападали на рыбацкие деревни. Столетиями их жители укрепляли прибрежные отмели камнями, чтобы на маленьком острове, сложенном из больших камней, могли дежурить воины. Когда христианские проповедники убедили охотников за головами, что, обладая головой врага, человек не становится ближе к богам, острова стали не нужны. Потом вместо множества богов остался один. Но ни проповедники, ни те, кто появился после них, не построили ни дорог, ни домов, и одетые в австралийский секонд-хенд жители Ланга-Ланги до сих пор передвигаются между нищими деревнями на неустойчивых долбленых каноэ. Так же, как несколько столетий назад, когда, отрезая голову убитому врагу, человек говорил богам: я не такой, как вы, но я тоже велик, потому что величие — это бесстрашие, а я не боюсь ни убивать, ни быть убитым.

Пытаясь дозвониться до Сэры, мы ходим вдоль заболоченного берега, а потом молчаливый человек в рубахе без рукавов предлагает отвезти меня. «Сколько это будет стоить?» — спрашиваю я, но он растерянно мотает головой, потому что никогда в жизни не отвечал на такой вопрос. На коротком весне написано его имя — Джек, и когда на причале, где меня встречают Сэра и Густав, я замечаю два весла с их именами, я понимаю, что это традиция.

Причал строил Густав. Когда-то давно он уехал из Германии в Австралию, потому что думал, что люди в Австралии живут медленнее, чем в Европе. Потом Австралия набрала скорости, и он уехал сюда, на Малаиту. Сейчас ему чуть меньше шестидесяти, а Сэре — чуть больше тридцати. Густав родился в маленьком городе где-то в Восточной Германии, Сэра родилась здесь. Она встретила Густава через пару лет после того, как открыла на берегу лагуны несколько гостевых домов, и, взявшись за дело, Густав построил пристань, беседку и новый дом — для Сэры и для себя.

Профессиональные врачи всегда помогут поправить Ваше здоровье! К Вашему вниманию многопрофильная клиника с лучшими специалистами: http://www.vrachi.msk.ru/. Рекомендуем посетить сайт и узнать все подробности! Будьте здоровы!

Читайте так же:
Оставить комментарий